Возникновение молодежной субкультуры в России

Изучение молодежных субкультур составляет важное направление социологии молодежи. С 60-х годов ХХ в. к этой проблематике обратились ведущие социологи разных стран мира; в отечественной же социологии анализ молодежных субкультурных феноменов до конца 80-х годов велся в весьма узких рамках. В известной мере это объяснялось тем, что указанные феномены в силу утвердившихся научных парадигм воспринимались как социальная патология.

Долгое время в нашей стране единственной молодежной организацией был комсомол, официально разрешенный и поддерживаемый. Однако уже в 70-е годы стали складываться неформальные молодежные группы, продуцируемые в ряде случаев свою контркультуру, в силу общей социально-политической ситуации в стране, находившейся в «андеграунде». С началом процессов гласности и перестройки эти группы, легализовав свою деятельность, довольно громко заявили о себе, значительно увеличив тем самым свою численность. Определенное место среди них занимали группы, формировавшиеся вокруг различных музыкальных вкусов и стилей (металлисты, роллинги, брейкеры, битломаны и т. п.). Возникали также неформальные молодежные организации, ценностные ориентации которых имели некоторые политический и идеологический оттенок (ностальгисты, пацифисты, отклонисты, зеленые). Выделялись группы аполитичного, эскапистского характера (хиппи, панки, люди системы). Среди интеллектуальной молодежи пользовалась популярностью эстетствующая группа «митьки», выделявшаяся самоиронией и гротескно подчеркнутым стилем «a la Русь». Формировались группировки, исповедовавшие «культ мускулов» и физической силы (качки), а также криминогенные группы, объединявшиеся на базе агрессивности, жесткой организованности и противоправной деятельности (гопники, люберы и т. п.). Некоторые из них воодушевлялись лозунгами восстановления социалистической справедливости и борьбы со «скверной» в лице хиппи, панков и т. п. движений.

В освещении средств массовой информации того времени молодежная тематика бурлила от неформальных страстей металлистов, рокеров, Панков, системных ребят, брейкеров, хайлайфистов и прочих групп и объединений с броскими названиями, которых неустанно «открывали» для широкой публики и усиленно рекламировали журналисты. Нонконформизм этой молодежной среды проявлялся во всем. в манерах, в одежде, в увлечениях, в жаргоне, достигая даже откровенно экстремистских форм. Однако занесенные на российскую почву после падения «железного занавеса» течения западной молодежной субкультуры трансформировались у нас в довольно нелепые формы, большей частью совпадая с западными лишь внешне. Часто они «срисовывались» с западных сверстников неумелыми «художниками», поэтому получались не копии, а карикатуры.

Формирование молодежной субкультуры в самостоятельную молодежную практику и способ самореализации закончились к 1992 – 1994 гг. когда различные объединения образовали некоторую систему, состоящую из специализирующихся на определенном виде досуга, творческого самовыражения и социальной манифестации молодежных субкультур, между которыми обозначились четко налаженные каналы коммуникации и «распределения обязанностей». Хотя, конечно, в этой системе и сегодня идут скрытые и явные процессы изменения: часть формирований отмирает, их место занимают новые объединения; одни группировки меняют идеологию или способ действий, другие сливаются в более крупное объединение либо, напротив, распадаются на мелкие и независимые сообщества.

В чем состоят причины довольно широкого распространения в современном обществе молодежной субкультуры?

Во-первых, в субкультурной общности подросток получает возможность принадлежать к избранной группе сверстников, являющейся для него референтной, возникает объединяющее чувство «мы», что повышает уровень психологической значимости каждого, дает некую гарантию (или ее иллюзию) независимости и защищенности от общества

Во-вторых, субкультура позволяет молодому человеку лучше почувствовать и проявить самостоятельность своего «я».

В-третьих, она помогает ему освободиться от тягостных переживаний, вызванных конфликтом с внешним миром взрослых, с господствующей в обществе культурой.

Для молодежной субкультуры характерны преимущественно развлекательно-рекреативная направленность, приоритет потребительских ориентаций. Исследования, проведенные в 1997 г. в Беларуси, показали, что 26 % опрошенных молодых людей предпочитают «ничегонеделание», а 32% — рассматривают стремление «оттянуться» как лучший вариант проведения свободного времени. Если мы к тому же примем во внимание, что 57% молодых людей Беларуси предпочитают основную часть свободного своего времени отводить просмотрам телепередач, то станет ясно, что одним из каналов распространения стандартов субкультуры является вестернизация, главным образом американизация, суженных культурных потребностей и интересов под влиянием видеотриллеров и героинь так называемых «мыльных опер». Субкультурные ориентации отнюдь не всегда означают отказ от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь определенные отклонения от нее. Однако большинство общества относится к субкультуре с недоверием и неодобрением.