Молодежь как социальная общность. Молодежная субкультура

Молодежь — это социально — демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, адаптации к миру взрослых и будущие изменения.

Молодежь имеет подвижные границы своего возраста, они зависят от социально-экономического развития общества, уровня культуры, условий жизни.

Нижняя возрастная граница определяется, что с 14 лет наступает физическая зрелость и человек может заниматься трудовой деятельностью (период выбора учиться или работать). Верхняя граница определяется достижением экономической самостоятельности, профессиональной и личной стабильности (создание семьи, рождение детей).

В этот период человек проживает важный этап семейной и внесемейной социализации.

Социализация — это процесс становления личности, обучения, усвоения ценностей, норм, установок образцов поведения, принятых в данном обществе. У молодежи есть особые черты, которые характеризуют её как самостоятельную социально-демографическую группу.

Социально-экономические трансформации российского общества в постсоветское время не только нанесли «культурную травму» массовому сознанию россиян, деформируя его и стирая прежние стереотипы, но и оказали влияние на поколение тех 17-20-летних юношей и девушек, социализация которых выпала на годы реформ, а также еще более молодых – 15-16-летних, родившихся в эпоху перестройки.

Изучение молодежных субкультур составляет важное направление социологии молодежи.

С 60-х годов XX века к этой проблематике обратились ведущие социологи разных стран мира; в отечественной же социологии анализ молодежных субкультурных феноменов до конца 80-х годов велся в весьма узких рамках.

С конца 80-х годов внимание исследователей к молодежным субкультурам России стало более заметным.

Что же предопределяет российскую специфику субкультурных образований в молодежной среде, а точнее их слабую развитость. Три фактора здесь играют основную роль.

Первый – социальная и экономическая неустойчивость российского общества на протяжении последних полутора десятилетий XX. Хотя в последующие два года XXI в. Отмечался некоторый экономический рост, принципиально картина не изменилась. Для значительной части молодежи проблема физического выживания отодвигала на задний план потребности, реализуемые в формах молодежных субкультур.

Второй фактор – особенности социальной мобильности в российском обществе. Каналы восходящей социальной мобильности в 90-е годы претерпели коренные изменения, и молодежь получила возможность достигать престижное социальное положение в очень короткие сроки.

Возможность быстро достичь успеха, стать богатым, в действительности слишком часто основанная на криминале, являлась, тем не менее, основой для социальных установок и ожиданий значительной части российской молодежи.

Третий фактор – аномия в российском обществе в дюркгеймовом смысле, т. е. утеря тех нормативно-ценностных оснований, которые необходимы для поддержания социальной солидарности и обеспечения приемлемой социальной идентичности. В молодежной среде аномия ведет к парадоксальному сочетанию актуальных оценок и глубинных ценностных предпочтений.

На фоне социальной аномии широчайшее распространение приобрела преступность среди российской молодежи.

Эти обстоятельства имеют непосредственное отношение к специфике молодежных субкультур России. Если попытаться выявить черты, свойственные различным субкультуным образованиям в молодежной среде, то связь с субкультурами криминала окажется одной из наиболее часто представленных наряду с влиянием западной молодежной моды, феноменом романтической компенсации повседневной рутины, а также воспроизводством некоторых черт советского прошлого. Эти четыре характеристики могут выступать как основа типологизации молодежных субкультур в России.