ФЕНОМЕН МОЛОДЕЖНОЙ КУЛЬТУРЫ

ФЕНОМЕН МОЛОДЕЖНОЙ КУЛЬТУРЫ

А. И. Фоменков

Смоленский государственный университет

Уважаемые коллеги! При всей неоднозначности и противоречивости глобальных, модернизационных процессов в мире, новых вызовах и угрозах обществу, очевидно, что его движущей силой является молодежь и её проблемы относятся к числу важнейших для государства и общества.

Мы полагаем, что общество не имеет будущего без развития культуры в самом широком понимании этого слова. Существующая широкая дискуссия не только в научном сообществе, но и на государственном уровне, в широких кругах общественности, творческой интеллигенции о кризисных явлениях в процессах трансформации культуры, убеждает нас на включение в поиск решения современных проблем «калейдоскопичной» массовой культуры, и прежде всего молодежной, как наиболее агрессивной, протестной в отношении к исторически устоявшейся культуре общества.

Необходимо констатировать, что все конкретные социальные системы и соответствующие им культуры включают в себя различные подсистемы, или субкультуры, каждая из которых характеризуется своими специфическими чертами, образом жизни, мировосприятием и рядом других особенностей.

Под субкультурой мы будем понимать культурную подсистему внутри системы базовой культуры общества, определяющую стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет как мировосприятие, умонастроение ее носителей. Историки социологии полагают, что в научный оборот понятие «субкультура» было введено в середине 30-х годов XX в. американским социологом Теодором Роззаком, который использовал его для обозначения так называемой «культурной сетки координат», вырабатываемой представителями того или иного сообщества для ориентации в сложном и противоречивом мире.

С точки зрения Роззака, применение понятия «субкультура» позволяет составить более четкое представление о социокультурной диффе­ренциации общества, дает возможность раскрыть динамику культу­ры, показать, как происходит отбор базовых ценностей, которые определяют своеобразие культуры того или иного общества на определенной стадии его исторического развития. Идеи Роззака были в целом поддержаны научной общественно­стью. Однако до 60-х гг. XX в. данный термин использовался толь­ко некоторыми учеными, и то эпизодически.

Говоря о молодёжной субкультуре, необходимо отметить несколько определений: это эзотерическая, эскапистская, урбанистическая культура, созданная молодыми людьми для себя; это «элитарная» культура, нацеленная на включение людей в общество; это частичная культурная подсистема внутри системы «официальной», базовой культуры общества, определяющая стиль жизни, ценностную иерархию и менталитет ее носителей.

Молодежная субкультура отражает перемены, происшедшие в обществе во второй половине XX века. Ее появление и оформление как социального феномена было подготовлено развитием индустриальных обществ и произошло в начале перехода индустриально развитых обществ к постиндустриализму. Основными чертами постиндустриализма как наступающей реальности и постмодернистского мировосприятия являются плюрализм, множественность, неопределенность, фрагментарность, прерывность, изменчивость, эклектизм. Эти черты характерны и для молодежной субкультуры.

Впервые о существовании особого феномена молодежной культуры упомянул Карл Манхейм в своей широко известной работе «Диагноз нашего времени», в которой описал в самом общем виде ее характерные черты. Выясняя причины, породившие глубокий духовный кризис в английском обществе, Манхейм пришел к выводу, что его корни необходимо искать в том, что креативный потенциал, которым обладают социальные общности и в первую очередь молодежь, не используется в должной мере в силу сложившихся традиций и консервативных установок. Он показал, что общество, которое сдерживает проявление творческой энергии молодого поколения, неизбежно обрекает себя на замедление темпов развития, на распад социальных связей, ибо «вдохнуть жизнь в установленный рутин­ный порядок вещей могут лишь те люди, для которых новые про­блемы представляют реальный вызов». По его твердому убеждению такие люди существуют, среди тех, кто только входит в самостоятель­ную жизнь и способен к нетрадиционной постановке вопросов и определенному риску. Именно в молодежной среде, по мнению Манхейма, наиболее эффективно происходит формирование субкультуры.

Для изучения молодежной субкультуры социальное измерение является первичным по отношению к биологической природе человека. Хотя понятие «субкультура» относительно недавно вошло в лексикон социологов культуры, в настоящее время им широко пользуются как отечественные, так и зарубежные ученые, считая его наиболее подходящим для раскрытия специфических особенностей креативной деятельности, систем ценностей предста­вителей тех или иных социальных общностей.

С точки зрения Ж. Гордона, основной причиной возникновения субкультур являются те кардинальные перемены в образе жизни, системе подготовься к труду, организации экономики и других сферах общественной жизни, которые произошли в послевоенные годы под влиянием научно-технической революции. Увеличение времени обучения, углубление отчуждения человека от результатов своей деятельности, от общества и самого себя породили, как считал аме­риканский социолог, стремление у многих миллионов к обретению утраченной социокультурной идентичности.

Исследуя различные группы радикально настроенной молодежи, американский ученый зафиксировал наличие в среде молодых бунтарей иной системы ценностей и алгоритмов культурно-творческой деятельности, нежели те, которые были присущи другим социально-демографическим и социально-профессио­нальным группам, и, прежде всего, западному истеблишменту. Он установил, что значительной частью молодежи, прежде всего студенчеством, истеблишмент (правящие и элитарные группы общества; вся система власти и управления) воспринимается не только в каче­стве носителя консервативной идеологии, но и как главный противник, усилиями которого порождается социальное неравенство, несправедливость, национальная и классовая нетерпимость.

Иная трактовка феномена субкультуры содержится в трудах известного итальянского социального философа, литератора, искусствоведа, одного из создателей современной семиотики У. Эко. В своей книге «Контркультура» он определил субкультуру как совокупность культурных образцов, отличающих одну общественную группу от другой, существующую в рамках той им иной социальной системы, но не охватывающую целостную культурную деятельность личности.

Совершенно другой образ субкультуры присутствует в работах отечествен­ных ученых, которые, анализируя данный феномен, исходят из других, чем их западные коллеги, теоретико-методологических предпосылок.

Говоря о мифологии мест, необходимо рассмотреть способ их маркирования – граффити, весьма характерный для молодежной субкультуры. Граффити обильно представлены прежде всего в местах тусовок, на трассе и в городском транспорте. Граффити являются одними из наиболее распространенных способов маркирования пространства. Слово «граффити» происходит от итальянского «grafficare» – царапать. Первоначально так называлась одна из техник настенной живописи. Позже словом воспользовались археологи, употребляя его как общий термин для обозначения всех видов случайных надписей и рисунков на стенах домов. В настоящее время это понятие расширило свои границы: под граффити понимают любые неофициальные публичные тексты, включая и современные. Именно последние привлекают все больше и больше внимания ученых и журналистов, так что в сознании человека нашего времени со словом граффити ассоциируется прежде всего хорошо известная ему роспись стен домов, лестничных площадок, лифтов, туалетов и т. д.

Символами Системы становятся иные культуры, смерть, болезнь, безумие, детство, грязь, бесполость, природа. Практически все ее символы указывают на исключенность, непринадлежность структуре.

Первые работы, где излагался взгляд отечественных исследова­телей на феномен субкультуры, появились на рубеже 80-90-х гг.

XX в. Именно тогда феномен субкультур заинтересовал ряд ученых, работавших в академических институтах. Группа ученых, среди которых следует отметить П. С. Гуревича, Э. А. Орлову, И. К. Кучмаеву, С. Я. Матвееву, М. М. Шибаеву, стали первооткры­вателями темы, которая до них практически никем из российский социологов и философов культуры не разрабатывалась.

Первым обобщающим трудом по данной проблематике в россий­ской социологии культуры стал сборник статей «Субкультурные объединения молодежи», в котором излагалась концепция суб­культур, во многом отличающаяся от ранее разработанных запад­ными авторами. Авторы книги исходят из того, что субкультуры – это те или иные социальные группы, в которых основой объединения индиви­дов выступает общность ценностей, интересов, мировоззренческих и идеологических установок, форм досуговой деятельности, эстетиче­ских предпочтений, сходство переживаний и однотипность эмоцио­нально-психических реакций.

С их точки зрения, субкультуры воз­никают на определенной ступени общественного развития, при на­личии ряда условий, среди которых самыми значимыми являются: несовпадение интересов различных социальных групп; появление сбоев в механизме преемственности культурных ценностей; снижение эффективности деятельности различных социаль­ных институтов, в том числе семьи, системы образования и вос­питания.

Субкультуры нельзя представлять себе как некоторые механически разделенные части в общей культуре. В реальности они перекрещиваются, иногда почти сливаются, однако взаимодействие субкультур представляет сложный и весьма противоречивый про­цесс, который нельзя оценить однозначно.

С точки зрения авторов книги «Субкультурные молодежные объединения», обращение к феномену субкультур позволяет:

а) дать более глубокий анализ тех процессов, которые протека­ют в обществе и, прежде всего, в его идеологической надстройке;

б) уточнить наши представления о природе общества, сущности культуры и характере фундаментальных связей человека с миром;

в) понять, куда идет процесс развития культуры, появления каких новых культурных форм и алгоритмов креативной деятельности можно ожидать в ближайшей и отдаленной исторической перспективе.

Субкультуры – это не социальные общности и не частные специфические культурные образования внутри господствующей куль­туры. Они представляют, образно говоря, «элементную базу», из ко­торой фактически состоит культура любого общества.

Смысл существования субкультур состоит в том, чтобы накапливать разнообразный опыт мировосприятия на, социально-групповом уровне. Из этого следует, что субкультурное разнообразие общества – это не только не свидетельство кризисных процес­сов, разворачивающихся в культуре данного общества, а, наоборот, показатель его богатства, свидетельствующий о том, что обществу удается эффективно реагировать на изменения окружающей среды, давать адекватные ответы на «вызовы», поступающие как со сторо­ны внешнего окружения, так и изнутри.

Значительная часть существующих молодежных субкультур обладает ярко выраженной контркультурной компонентой. Это связано, прежде всего, с определенными социально-психологическими особенностями молодежи, которой свойственна категоричность су­ждений, максимализм, неприятие жесткой нормативной регламен­тации, обостренное эмоциональное восприятие всего происходяще­го, повышенная возбудимость, идеализация новизны, дух противо­речия. Однако это не является основанием для постановки знака равенства между молодежной культурой и контркультурой. Ряд моло­дежных субкультур базируется на ценностях, совпадающих, в ос­новном, с ценностями общества. Артефакты, созданные в рамках таких молодежных субкультур, органично входят рано или поздно в ткань культуры того или иного общества, обретая легитимность.

Молодежная культура может интерпретироваться как форма поиска молодежью своего места в мире, форма самоутверждения, выражения креативного потенциала, утверждения альтернативной жизненной позиции. Другими словами, носителями ценностей молодежной культуры не является одна и та же социальная общность с постоянным составом членов. Переход индивида в другую возрастную группу, изменение его социального статуса, как правило, приводят к тому, что он порывает с привязанностями молодости, существенно корректирует систему своих ценностных ориентаций.

В молодежной среде, как ни в какой другой, заметно тяготение к вненациональным и неидеологизированным формам культуры. Можно выделить различные молодежные субкультуры, весьма существенно отличающиеся друг от друга базовыми ценностями, направленно­стью деятельности членов тех или иных субкультурных сообществ, значимостью тех артефактов, которые ими создаются.

Субкультурные феномены легко поддаются описанию, но их классификация и типологизация затруднены многообразием несводимых в систему признаков. Молодежные субкультуры в России несут на себе воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяги к преодолению рутины повседневности, «родимых пятен» советской эпохи. Молодежная субкультура россиян мозаична, фрагментарно рассеяна в молодежной среде.

Некоторые из молодежных субкультур могут создавать платформу для развития негативных тенденций в молодежной среде, таких как проблемы наркотизма, насилия и ряда других, некоторые скорее имеют позитивное общественное значение, например в решении экологических проблем.

Полагаем важным подчеркнуть, что через субкультурные формы для определенной части молодежи лежит путь к освоению социальности. В российской социальной практике появляются те стороны общинного взаимодействия молодежи, которые в советское время реализовывались в деятельности комсомола. Утеря этого института социализации по соображениям политического характера не была восполнена на уровне обыденности, что вызывает определенную неудовлетворенность и поиск новых форм коллективности.

Целостный феномен молодежной субкультуры проявляется через множество форм и явлений. Различия этих форм и явлений, а также изучение конкретных эмпирических форм позволяет н ам рассматривать типологии по различным основаниям. Существует целый ряд типологий молодежной субкульту­ры, которые дополняют одна другую, но не являются исчерпывающими. Ограниченное время не позволяет нам подробнее рассмотреть некоторые из существующих типологий.

Современная молодежь через несколько лет будет определять процессы дальнейшего развития России. От того, какие именно ценностные ориентации будут осваиваться молодым поколением, во многом будет зависеть направленность развития самого общества и успех демократических преобразований в стране. Эффективность молодежной политики государства политики, оценка принятых мер должна сопровождаться комплексными, системными, мониторинговыми исследованиями, а это уже задача научного сообщества.